Нина Шацкая станет русским голосом международного фестиваля «Славянский базар в Витебске»

Дива русского романса, заслуженная артистка РФ Нина Шацкая в нынешнем году решительно завоевывает международные площадки. Блистательная исполнительница, которая ставит себе задачу не просто талантливо выступить со сцены, но и представить именно русские песни и русский романс как высшие образцы российской культуры, как средство продвижения русского языка по всему миру, особенно преуспела в этом в последние месяцы.

Нина Шацкая только вернулась из Бразилии, где прошел грандиозный праздник русской культуры, и уже собирается на следующее мероприятие мировой значимости — международный фестиваль «Славянский базар в Витебске», задачей которого, как всегда подчеркивает президент Республики Беларусь Александр Лукашенко, является укрепление «славянского единства».

На фестивале настоящая жемчужина русского народного творчества, его песен и романсов Нина Шацкая покажет программу «Людмила Зыкина. Исповедь. 17 лет тайны»: уникальный проект, который позволит зрителям перенестись в эпоху великих исполнителей недавнего прошлого, но при этом остаться в дне сегодняшнем.

О том, как идет подготовка к этому значимому в культурной и политической жизни событию, Нина рассказала «МК».

— Нина, вы только вернулись из Бразилии, давайте по горячим следам вспомним, как все прошло.

— Я очень волновалась перед этим выступлением. Хотя и помнила слова своей мамы, которая у меня очень мудрая: «Ты выйдешь на сцену — и все волнение уйдет». Так оно и случилось. А переживала я потому, что непосредственно россиян — туристов, привезенных гостей — там не присутствовало. В зале часть публики была русскоговорящей, но это люди, которые на протяжении многих лет оседали в Бразилии. Но приблизительно три четверти зала — это были люди, которые русский язык не понимали. Им просто нравилось его звучание. Поэтому я была напряжена, но очень быстро поняла, что публика удивительно отзывчивая, позитивно настроенная, и расслабилась.

— Приняли тепло?

— Очень тепло, прошло две-три песни — и вдруг зрители начали аплодировать после каждого номера стоя.

— Наверное, вы восхитили бразильцев еще и образом: эдакая славянская Леда, богиня. Потом у вас такие потрясающие наряды!

— Люди, которым порой хочется меня уколоть: мы же, артисты, все имеем поклонников и тех, которые нас недолюбливают… Так вот последние иногда задают мне вопросы: «Как удается стоять в таких статически красивых позах?» Тем самым как бы намекая, что это моя, так сказать, главная забота. Или говорят о том, что я могу в своих красивых костюмах просто ходить по сцене и не петь. Иногда очень хочется признаться: мне самой это неважно. Но от русских поговорок никуда не убежишь: «Встречают по одежке». Где бы ты ни был, тем более на сцене. Когда ты выходишь, еще не успеваешь рта раскрыть, а о тебе уже создалось впечатление. Я очень серьезно отношусь к своим концертным нарядам. А тем более у меня есть школа Ленинградского мюзик-холла, где была целая особая индустрия, красота сценического костюма, декораций…

— Публика в Бразилии это оценила?

— Когда я вышла уже во второй раз совершенно в другом костюме, зал просто взорвался аплодисментами. Это даже заметили руководители делегации. Когда мы улетали, прощались, они отметили, насколько был радушный прием, как публика была впечатлена сменой костюмов.

— Ту же программу, которую вы показывали на международном фестивале в Бразилии, увидят и зрители «Славянского базара в Витебске»?

— Программа, которую мы подбирали для Бразилии, была рассчитана на людей, которые русский язык только еще изучают. Я постаралась подобрать программу, чтобы были понятны и смысл, и звучание поэтических строчек. Меня попросили дать какую-то цитату, фразу, объясняющую, как я подбирала репертуар. Я сказала, что русская песня — она как антология русской, российской жизни. К каждому событию у русских есть песня. О несчастливой любви или о том, как девочка просит «не шей ты мне, матушка, красный сарафан», и дальше про косы, что не надо одну перезаплетать на две — то есть эта песня о старинных обрядах, рассказывающих о замужестве. Так по песням можно проследить всю историю русской жизни. А в Витебске будет совсем другая история: там же большая часть публики неотрывна от русского, российского искусства.

— У вас с вашими соавторами будет сольное выступление?

— Да, в Белоруссии я покажу зыкинскую программу. В ходе этого концерта-спектакля я олицетворяю в каждой песне какую-то зыкинскую жизненную историю. Мы не стремились с автором этого произведения, драматургом Димой Минченком, сделать из меня вторую Зыкину по репертуару. Я о манере не говорю, не пыталась никогда взойти за эту вершину. А вот репертуар, он как раз гораздо шире, выходит за репертуар Людмилы Георгиевны. Мы просто иллюстрируем ее жизнь. А Дима Минченок по ходу спектакля рассказывает о разных ситуациях в ее жизни: когда мама ее умирает или разрушается очередная любовная история. Это такие фрагментарные картины жизни Зыкиной.

— Это ваше первое выступление на «Славянском базаре в Витебске»?

— Я выступала на концерте радио «Шансон». Это было давно, не могу вспомнить, какой год. А вот так, с большой программой, на фестиваль я приезжаю впервые. И я очень рада, что в Витебске будет именно этот спектакль.

— «Славянский базар в Витебске» — это международный фестиваль, он очень мощный. Там всегда такой сильный состав участников! Они проходят серьезный отбор. Приятно, что выбрали именно вас?

— Это замечательно! Я с удовольствием вольюсь в этот огромный поток прекрасных артистов.

— Белоруссия, я уверена, примет вас на ура, там лучшая публика: внимательная, интеллигентная, отзывчивая.

— Я была там последний раз, по-моему, пару лет назад. Был большой, очень красивый концерт в Гродно. Как я помню, посвященный Дню российской культуры. Это было очень здорово.

— Вы будете работать с оркестром?

— С Государственным академическим русским народным ансамблем «Россия» имени Людмилы Зыкиной. Я хочу отдельно сказать про оркестр, потому что для меня это очень важно. У нас часто сравнивают звучание симфонического оркестра и народного. Почему-то считается, что публика больше притягивается на академическую музыку. А я помню, как делала свой первый концерт с народным оркестром в Доме музыки. Они были убеждены, что мы не соберем зал. И были удивлены, что он мгновенно был продан. Нам тут же, в антракте, предложили сделать второй концерт, и его тоже раскупили.

Гастролируя по России, я вижу, какая огромная аудитория есть именно у оркестра русских народных инструментов. И, никак не желая принижать академических музыкантов, я могу сказать, что люди, пришедшие в русский народный оркестр, — это всегда фанатики. Они всегда виртуозы. Русский народный оркестр может по просьбе дирижера сыграть произведение в другой тональности. Они делают такие вещи невероятные. С симфоническим оркестром так не может быть, а с народным — может. И вот этот темперамент, это звучание с первого номера, когда заиграл ансамбль, это фантастично притягательно.

Я очень люблю петь с народными оркестрами. Их у нас очень много по разным городам. Я знаю, что в Казани есть феноменальный Государственный оркестр народных инструментов Республики Татарстан, его художественный руководитель и главный дирижер — Анатолий Иванович Шутиков. Это человек с огромным стажем, маэстро еще с советских времен. Там безукоризненная дисциплина, красота на сцене. Фантастической культуры Уральский государственный русский оркестр. Да их много, в разных городах, и каждый — драгоценный камень.

Ну и, конечно, родной мне Государственный академический русский народный ансамбль «Россия» имени Людмилы Зыкиной и его художественный руководитель и главный дирижер Дмитрий Дмитриенко — лучшие из лучших.

— А в концертах открытия-закрытия «Базара» вы не принимаете участие?

— Может быть, в следующий раз.

Источник: www.mk.ru
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.