«Утопает в болоте»: фигуристка Алена Косторная сорвала дебют в парах

В нашем фигурном катании начались бои местного значения. И не надо думать, что это оскорбление. В условиях отстранения от международных стартов других у нас быть просто не может. Второй этап серии Гран-при России завершился в Омске. Было все, кроме танцев. И драку, пусть и на словах, тоже устроили.

Турнир «Сердце Сибири» назвал чемпионкой одиночниц (кстати, все участницы – 2007 и 2008 годов рождения) Аделию Петросян. Опрокинул на четвертое место одиночников всеобщего любимца Марка Кондратюка, который признал, что ему стыдно за такое катание. Впервые поставил на золотую ступеньку Матвея Ветлугина, блондин в черном продолжает очаровывать. В парном катании все в Омске было особенно бурно – и на льду, и вне льда. Мировой рекорд, риск, болото, унитаз – таков оказался эксклюзивный набор слов по итогам старта.  

Да, второй этап Гран-при России, прошедший на новейшей «G-Drive-Арене» в Омске, которую открыли только в 2022 году, заставил, как никогда, говорить о парном катании. И лидерах, и взрослеющих талантах, и дебютантах. Турнир взвинтил эмоции и дал богатую пищу для размышлений. Всего на шести участниках показал прогресс и перспективы. Подкинул вопросы руководству, судьям, а заодно и комиссии по этике: как из болота «тащить бегемота».

Мировой рекорд чемпионов

Вопреки стремительно расползавшемуся два дня тренду поливать российское судейство на внутренних стартах по фигурному катанию и обсуждать каждое слово дебютантки парного катании Алены Косторной (партнер Георгий Куница говорит, что со всем согласен), начать хочется все же с победы в этом виде Анастасии Мишиной и Александра Галлямова. Настя и Саша дали мастер-класс: как надо справляться с работой в любой ситуации.

В короткой программе, несмотря на победу, нервы они пощекотали серьезно – и свои, и фанатские. Потеря элемента для спортсменов такого уровня – чрезвычайное происшествие. Саша не сделал тройной прыжок, который, как любят говорить фигуристы, мог бы исполнить с закрытыми глазами. Потом уточнил причину срыва сальхова: «наверное, просто поторопился, не въехал по дуге». И пообещал: в следующий раз буду уделять этому больше внимания. Зная любовь Александра к одному из видов спорта, помимо фигурного катания, многие болельщики тут же обеспокоились: бросай футбол, Саша!

Сказал еще Галлямов, что даже не припомнит, когда такой срыв был последний раз на тренировках. Но вспомнил чемпионат России-2020, соединив выступления с разрывом почти в четыре года фразой: «случился повтор». Настя и Саша на том чемпионате, а выступали они тогда еще под руководством тренера Людмилы Великовой, крайне неудачно откатали короткую программу, допустив серьезные ошибки. Повинившись, сказали, что спортсмены «не роботы, да и машины тоже дают сбой». И что надо настроиться на произвольную программу: «погуляем, отвлечемся».

Отвлечься тогда в Красноярске, видимо, удалось, откатали произвольную они хорошо, как прокомментировала Татьяна Тарасова, «недочеты были, а ошибок не было». Но хватило этого только на четвертое место. (Выиграли чемпионат Александра Бойкова и Дмитрий Козловский, на втором месте были Евгения Тарасова и Владимир Морозов, на третьем – Дарья Павлюченко и Денис Ходыкин.)

Ошибка же в короткой программе в Омске на втором этапе Гран-при России заставила титулованных спортсменов в произвольной быть предельно внимательными. И произвольная была хороша. Красиво поставлена стараниями известных танцевальных тренеров Ирины Жук и Александра Свинина, проникновенно исполнена, технически подана без ошибок. Показали и усложнение. То есть – уровень чемпионский. 

Тренер Тамара Москвина улыбалась и даже пристроила на собственную голову большую цифру 1, брошенную зрителями. Фигуристы победили, набрав 159,48 балла за произвольную программу. И эти баллы оказались выше их собственного мирового рекорда, установленного на чемпионате Европы в 2022 году (157,46 балла).

Героиня и риск

Вторыми стали Наталья Хабибуллина и Илья Княжук, которые перебрались к серебру этапа с третьего места после короткой программы. Пара ярко заявила о себе уже в первый же день и могла даже сотворить и мини-сенсацию, воспользовавшись промахом Галлямова.  

В произвольной программе Наталья и Илья чеканили прыжки с выбросами и радовали элементами, получив за технику высочайшие 78 баллов. Партнершу Илья подхватил на руки после проката, так и покинул лед с улыбающейся ношей. Потом признался: Наташа после только что перенесенной болезни «сумела показать идеальный прокат, она просто героиня!». И оба фигуриста заверили: «будем добавлять еще больше уверенности».

После произвольной программы со второго на третье место переместились Юлия Артемьева и Алексей Брюханов. Они прекрасно справились с короткой программой, а в произвольной пошли на риск – исполнение четверной подкрутки. Не они первые – давным-давно ее сделали еще в прошлом веке Марина Черкасова и Сергей Шахрай, Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков, потом китайцы Суй и Хань, Евгения Тарасова и Владимир Морозов… Пар пятнадцать за всю историю в мировом фигурном катании наберется. Но элемент: бросить партнершу, которая скрутит четыре оборота, поймать и поставить на лед – не серийный.

Пока Юля и Алексей на соревнованиях подкрутку чисто не исполнили, хотя были очень близки к этому, после падения еще сорвали и каскад. Но, похоже, красивое исполнение – дело времени. Как рассказал Алексей, обсуждали элемент еще с июля. И в Омске «была хорошая попытка» на тренировке, поэтому «решили рискнуть».

Очень шумный дебют

А короткую программу в том самом упомянутом в связи с ошибкой Галлямова Красноярске-2020 тогда выиграла одиночница Алена Косторная. Оценки были фееричными, отрыв от Ани Щербаковой и Саши Трусовой – более 10 баллов. За произвольную «Сумерки» потом Алена набрала лучшие баллы в карьере. Компоненты были выше, чем у Щербаковой, но оценки за технику почти на 16 баллов меньше, не могли два тройных акселя сражаться с тремя четверными прыжками. Так по сумме двух программ и проиграла Косторная два балла Анне, и это был единственный в том сезоне ее турнир без золота (Сашу они обе оставили тогда далеко позади). Потом Алена выиграла чемпионат Европы… 

Дальше в ее карьере случилась всем известная история с уходами-приходами от одного тренерского штаба к другому и обратно (Тутберидзе – Плющенко –Тутберидзе). Еще один переход (Тутберидзе – Буянова). А закончилось хождение итоговым расставанием и с ЦСКА, затем свадьбой и громкой сменой специализации: фигуристка встала в пару с мужем под руководством тренера Сергея Рослякова.

И вот на первом же официальном турнире, то есть в Омске, Алена Косторная – Георгий Куница, выйдя на лед в разминке сразу с топовыми парниками мира Анастасией Мишиной и Александром Галлямовым, что уже можно считать большущим авансом (как и участие с нулевым рейтингом в контрольных прокатах сильнейших фигуристов страны), занимает четвертое место. Далеко позади уже (и, кстати, вспоминать об этом сейчас спортсменке, похоже, крайне вредно) победы на одиночном льду. Позади и смены тренерских штабов, каждый раз бурно обсуждаемые, и жадно заглатываемые обществом (в самый-самый момент триумфа нашего женского одиночного катания везде и всюду) интервью Алены с рассказами: кто, как, в чем и когда был не прав по отношению к фигуристке.

Полученное в Омске четвертое место на первом же старте новой жизни в фигурном катании – прекрасное начало. Удивительное и даже несколько неожиданное, потому что паре – всего-то ничего от даты ее рождения. Но – что-то снова у Алены пошло не так. Новые обвинения, на сей раз судей, прозвучали и после этапа Гран-при в Омске.

Фигуристка после проката констатирует, что с судьями на соревнованиях разговаривать нельзя, но «хотелось бы узнать, что не понравилось, посмотреть в глаза». Злости много – и в словах, и на лице. Косторная буквально рвет и мечет: «Я недовольна тем, как был оценен наш труд: он был спущен в унитаз». Когда-то по юности Косторная тиражировала историю, что хочет быть нейрохирургом, очень ей это интересно. Увлекает ее, наверное, многое, но, что точно ее стихия, так это разговорный жанр.

Превращение одиночницы в парницу началось, новые элементы Алена осваивает быстро, все специалисты ее хвалят. И абсолютно все отмечают перспективу. Как и то, что парное катание нужно «выкатывать», чтобы двое стали единым организмом, а не просто спортсменами рядом. Почему Косторная ждала более высоких оценок в компонентной части: ведь нескатанность новой пары отрицать нельзя? Так ее и спросили. Ответила, что не знает «насчет всех компонентов», но «есть мастерство катания». И «никогда в жизни» не поверит, что катается «хуже, чем другие спортсменки». Нет, согласна, что «оценивается работа в паре», но считает, что и «Гоша катается не хуже других мальчиков». И в совокупности они «не в отстающих уж по этому критерию, по исполнению программы, интерпретации программы». И они «настраивались, готовились и тренировались», а то, «как это было оценено, оставляет желать лучшего, губит все эмоции, весь позитивный настрой».

Двадцать лет – прекрасный возраст. Можно многое. Даже почему-то думать, будто это позволительно: утверждать, что у тебя есть «объективное понимание» того, как «любимый вид спорта периодически утопает в болоте». Или рассказывать о том, что «мир жесток, к сожалению, все думают про себя». Даже согласиться, что «это правильно, так и нужно делать, но есть спортивный принцип, которому это противоречит».

А еще объяснить произвольную с сорванным тройным тулупом в наборе из эффектно задуманного тройного флипа, тройного тулупа и двойного акселя (но аксель после падения Алены не стал делать и Георгий), с неудачными выбросом и вращением, с низко оцененными подкрутом и тодесом лишь одной фразой: «нас хватило на утреннюю тренировку, на вечерний прокат уже нет». И тем, что не смогла справиться с эмоциями после судейских оценок за короткую программу. Короче, сожрала себя, а заодно и Георгия, сама. И все, что нарабатывали, спустила лично – как раз туда, куда уточнила, рассказывая о нехороших судейских людях.

…Если все подытожить, то прогремевшая история в Омске весьма показательна и должна стать уроком. Бунтарей любить, конечно, принято. Но это – не тот случай. Бунт должен быть не только беспощадным, но и справедливым. И спрашивать строго с себя – не только не грех, а первая необходимость.  

Но есть и еще урок. Разброс оценок в короткой программе был. Если судьи ставят от минус 3 (причем это сделали двое из судей, значит, одна трешка была учтена) до плюс 3 за одну и ту же поддержку – это не норма. И ставить за компоненты от 6,75 до 9,25 – тоже не норма. Пусть крайности и не учитывают.

А вообще, если все же отойти от чрезмерно повышенного градуса эмоций в Омске, то приходит понимание: с такими неординарными спортсменами нужны и соответствующие меры. Как нужны они и вообще в периодически случающихся на внутренних стартах ситуациях, когда вдруг спортсмены (или их знаменитые наставники) принародно взрываются непониманием, даже почти бешенством: какого черта? Может, их стоит сводить вместе после прокатов? Того судью, который должен «в глаза посмотреть и сказать, что конкретно не понравилось», и фигуриста (ов) или тренеров. Глядишь, обе стороны друг другу и пригодятся, помогут. Правила кто-то точно выучит.

Омск, второй этап Гран-при России

1. Анастасия Мишина – Александр Галлямов: 232,98

2. Наталья Хабибуллина – Илья Княжук: 221,67

3. Юлия Артемьева – Алексей Брюханов: 203,32

4. Алена Косторная – Георгий Куница: 192,77

5. Карина Акопова – Никита Рахманин: 190,75

6. Елизавета Кулешова – Владимир Следь: 156,45

Источник: www.mk.ru
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.