Тела россиян эпохально поменялись

За последнюю сотню лет люди существенно вытянулись: во всех странах фиксируется увеличение среднего роста человека. А с конца прошлого века к этой тенденции добавилась еще одна: постоянная прибавка веса. Но если причины распространения ожирения более-менее ясны, то по поводу нашего «вытягивания» ученые пока только строят догадки.

Какие есть версии происходящего? Как это скажется на здоровье? В ходе XVIII Всероссийского конгресса «Нутрициология и диетология для здоровьесбережения населения России» ученые представили результаты исследования антропометрических показателей московской молодежи за последние 100 лет и рассказали о наших грядущих перспективах.

Тенденция «прироста» населения наблюдается по всему миру, но в разных странах происходит с различной интенсивностью. Так, в период с 1880 по 1980 годы длина тела молодых мужчин в Португалии увеличилась на 3,7 см, а в Нидерландах – на 15,1 см.

Женщины в Европе росли в этот период медленнее: от 1 см (в Англии) до 3 см в Чехии. Но если до 70-80-х годов наблюдались тенденции к росту мышечной ткани и снижению жировой прослойки, то потом все пошло наоборот: в мире начала набирать обороты эпидемия ожирения. 

По данным профессора, академика РАН, директора Федерального исследовательского центра питания, биотехнологии и безопасности пищи Дмитрия Никитюка, в 1977 году средняя масса тела россиянина составляла 70 кг, а рост — 170 см. В 2017 году мы подросли до 176,9 см и потяжелели до 76,9 кг. По прогнозам ученых, к 2035 году в среднем россиянине будет 178,5 см и 78,3 кг веса.

Как рассказала доцент кафедры антропологии биологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Марина Негашева, вместе с коллегами они провели ретроспективное сравнение размеров тела московской молодежи, обследованной в разные годы, начиная с конца 1920-х гг. Были использованы, в том числе, материалы антропометрического обследования более 6300 студентов младших курсов различных факультетов МГУ, которое показывало динамику показателей телосложения у юношей и девушек в начале XXI века, точнее, в период с 2000 по 2018 годы. 

Как рассказывает ученый, до начала XXI века у 17-18-летних юношей и девушек Москвы наблюдался «процесс эпохального увеличения длины тела». Девушки выросли примерно со 157 см до 167 см, а юноши — со 164 до 180 см.

В среднем с конца 1920-х годов длина тела у юношей увеличилась на 14,4 см, у девушек – на 10,1 см. Однако с начала нового века среди обоих полов отмечается относительная стабильность этого показателя. Одновременно с этим наблюдается незначительное, но статистически достоверное снижение массивности скелета. 

При этом начиная где-то с семидесятых годов прошлого века молодежь начала неуклонно прибавлять в весе — и эта тенденция продолжается по сей день. Темпы увеличения массы тела у юношей существенно превышают таковые у девушек, отмечает Марина Негашева.

Для юношей, начиная с конца 1990-х годов и до настоящего времени масса тела увеличилась на 4,67 кг, для девушек – на 2,85 кг. На фоне «эпохального увеличения массы тела», которое продолжается в настоящее время, обнаружились гендерные особенности темпов роста этого показателя.

Так, выявлена тенденция усиления андроморфного компонента телосложения у девушек. «Андроморфный тип» переводится как «мужеподобный». То есть девушки по строению стали приближаться к мужчинам: плечи становятся шире бедер, а подкожно-жировой прослойки, которая придаёт женскому телу округлости, все меньше. 

Для современных юношей характерно отчетливое увеличение массы тела и средних значений толщины всех жировых складок. При этом у них наблюдается незначительное снижение массивности скелета (уменьшение ширины ширины локтя, запястья и колена). С увеличением массы тела у девушек стало больше подкожного жира на корпусе (под лопатками и на животе) и незначительно уменьшились показатели массивности скелета.

«Наряду с эпохальными изменениями размеров тела для обоих полов отмечена трансформация головы и лица, которая выражается в процессах дебрахикефализации (то есть, голова становится менее округлой и более вытянутой — Авт.) и лептопрозопии (соответственно, лицо тоже удлиняется — Авт.). Наблюдаемые изменения морфотипа современной молодежи могут служить маркером происходящих в обществе процессов социально-экономических преобразований и имеют важное значение для фундаментальной биологии, социологии и профилактической медицины», – отмечает Негашева.

Ученые связывают изменение антропонимических показателей с улучшением доступа к современной медицине и качественному питанию, дополнительными факторами могут быть уровень образования родителей, средний душевой доход, социально-экономическое положение.

Вариации телосложения являются также маркером глобальных изменений структуры питания. Авторы упомянутой работы установили, что в странах, в которых в начале XX века зафиксировано увеличение потребления животных белков, одновременно наблюдается увеличение средней длины тела у мужчин 18–30 лет. Роль может играть и витаминная обеспеченность, с которой сейчас гораздо лучше, чем сто лет назад.

Тем временем, Дмитрий Никитюк отмечает, что изменяются и типы конституции людей: «Мы видим все меньше нормальных типов конституции. Большое количество россиян (62%) страдает от лишнего веса, а часть – от дефицита массы тела. Компонентный состав тела тоже меняется: наблюдается тенденция к увеличению массы жировой ткани и к остеопатии, то есть,  уменьшению выраженности костной ткани. И масса мускулатуры тоже уменьшается. Все это то, чему можно и нужно противостоять с помощью оптимального питания». 

Появилась даже новая наука – антропонутрициология, которая изучает связь физического и пищевого статуса человека. «Ежесуточно нам нужно 150-180 биологически активных веществ, однако, если потреблять их с пищей, рацион будет равен 3500 ккал, что слишком много и приведет к ожирению, – говорит Дмитрий Никитюк. – Сегодня потребность в калориях в среднестатистического мужчины составляет 2100 ккал, у женщины — 1800 ккал.  Поэтому задача науки сегодня — создание специализированного и функционального питания, обогащенного полезными веществами, и интеграция его в рационы, чтобы ликвидировать дефициты макро- и микронутриентов. Оптимизация питания – тот фактор, который подчиняется нашему контролю». 

Проблема в том, что производство таких продуктов сегодня сильно зависит от импортного сырья, а многие компании перестали нам его поставлять. Например, своих витаминов у нас почти не производят (только упаковывают импортные), спортивное питание делают почти только из импортного сырья, да и детское питание в основном импортное по составу.  

Источник: www.mk.ru
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.